19 апреля 2018Colta Specials
90950

Я, казак

Как живут современные казаки в России. Фотопроект Алины Десятниченко

текст: Алина Десятниченко, Адель Ким

Вопрос идентичности казаков — до сих пор предмет дискуссий: являются ли они исторически сложившейся национальностью или общественным классом? И как быть с подавлением и репрессиями в отношении казачества в СССР (расказачиванием), повлекшими длительное прерывание традиции и запутавшими окончательно вопрос самоопределения?

В течение XX века на формирование образа казака немало повлиял советский эпос — литература (в частности, романы Шолохова), кино, — который долгое время трактовал историю этой этносоциальной группы в наиболее выгодном для себя ракурсе. И сегодня «автором» казачества в его современном виде во многом является государство, у которого свое видение его идеологических задач.

Так, было принято решение создать к концу 2018 года Всероссийское реестровое казачье войско под началом атамана, назначаемого президентом страны. Планируется, что сформировано оно будет на основе уже имеющихся в регионах казачьих объединений. Инициатива создания такой организации принадлежала Кубанскому казачьему войску и была поддержана Советом при Президенте РФ по делам казачества.

Кубанское казачество считается самым активным в России, несмотря на то что в Краснодарском крае, согласно переписи 2010 года, казаками по национальности себя называет только 5261 человек (8% от общего количества казаков). Для сравнения: в Ростовской области таковых насчитывается 29 682 человека (44%), а в Волгоградской — 18 452 (27,3%). Тем не менее возрождение казачества считается чуть ли не первоочередной задачей в этом крае. Здесь созданы «казачьи дружины», патрулирующие города, открыты казачьи классы, проходят многочисленные фестивали народной культуры, существуют Кубанское казачье войско и казачий хор. Один из ярких примеров подобной политики — государственный выставочный комплекс «Атамань».

Если в случае с Югом России казаки — одна из главных опор локальной идентичности, то в Приморье проблема самоидентификации усугубляется историческими обстоятельствами. Казаки — забайкальские, донские, волжские, даже кубанские — переселились на Дальний Восток не так давно, в XIX веке, и числились отдельным войском немногим более 30 лет. Сегодня предпринимаются попытки восстановить традиции именно уссурийского казачества (преемниками которого, согласно той же переписи, считают себя 152 человека), однако оно так и не успело их приобрести в силу краткости своего существования.

Современные казаки воплощают свои представления о правилах поведения, моральном кодексе, внешнем виде и др. по мере собственных возможностей. Зачастую передаваемые по наследству или случайно найденные артефакты — единственное, что связывает их с прошлым. И, как в случае любой реконструкции, их образ жизни не определяется внутренней потребностью: он является искусственным воссозданием атрибутов, в основном внешних. Когда же в мир казаков вторгается наблюдатель (в данном случае фотограф), они еще больше утрируют свой образ жизни, превращая таким образом его документирование в концентрированное производство симулякров.

Сайт автора

Комментарии

ФотопроектыSpacerСамое читаемоевсе фотопроекты

Сегодня на сайте

Художники разных направлений об акции «Возвращение имен»Искусство
Художники разных направлений об акции «Возвращение имен» 

Дмитрий Гутов, Александр Корноухов, Дарья Серенко, Никита Алексеев, цианид злой, Екатерина Марголис, Борис Конаков, Варя Михайлова, Шифра Каждан, Анна Десницкая, Иван Лунгин, Таисия Круговых

23 октября 20183380