23 января 2018Современная музыка
240370

Сергей Курехин: «Все, что я говорю, — чистая правда»

Неопубликованное интервью из 1995 года: Сергей Курехин об энергии Алистера Кроули и оккультной истории Петербурга

текст: Андрей Бухарин, Татьяна Байдакова
Detailed_picture© Сергей Воронин / Коммерсантъ

В редакцию COLTA.RU попало неопубликованное интервью с Сергеем Курехиным, взятое Андреем Бухариным и Татьяной Байдаковой, — три машинописных листка из 1995 года нашлись в архиве журналистки Натальи Аредовой-Костровой. Поскольку фигура Сергея Курехина, его музыка и медиаискусство до сих пор вызывают споры, мы решили опубликовать этот разговор — с комментарием его участника Андрея Бухарина, известного музыкального журналиста и нашего автора.

Андрей Бухарин

Удивительная, конечно, история, из разряда тех, когда твою рукопись находят на чужом чердаке. Но было бы еще интереснее, если бы я вообще ничего такого не помнил, что со мной, кстати, случается сплошь и рядом. Однако эта встреча крепко врезалась в память, потому что, как говорил одноногий Сильвер в «Острове сокровищ» про капитана Флинта, такие люди запоминаются надолго.

Итак, восстанавливая события: это был июнь 1995 года, Питер, фестиваль «Белые ночи», который помимо Курехина запомнился лишь тем, что в его жюри был приглашен Артур Браун, седой эксцентричный старичок, рок-авангардист 70-х. Сегодня его, наверное, никто не помнит, а тогда никто не знал, но считалось, что это круто. В разговоре участвовала Татьяна Байдакова, тогда моя жена и коллега по только рождавшемуся журналу «ОМ» — до выхода его первого номера еще оставалось месяца четыре.

В общении Сергей фонтанировал юмором и энергией в своей обычной ослепительной манере, но когда речь зашла о Пи-Орридже, Тибете, Coil и он увидел, что я, мягко выражаясь, в теме, то оживился совсем уж необыкновенно. Глаза его так и сияли, и было очевидно, что он не на шутку увлечен Кроули, музыкой лондонского эзотерического андеграунда и самими его невероятными персонажами, группировавшимися вокруг лейбла World Serpent Distribution. Тем более что все это по многим аспектам совпадало с его последней страстью — Национал-большевистской партией (запрещенной в РФ), в деятельности которой он принимал самое горячее участие.

Мы с Курехиным были знакомы и раньше, и немало удивительных пластинок в ту эпоху информационного дефицита пришло в наш круг от него, напрямую или опосредованно. Этот разговор активизировал наши контакты, и одним из его следствий оказалось то, что Курехин по моему приглашению стал писать колонки в журнал «ОМ» — наряду с другими потрясающими персонажами вроде Тимура Новикова или, скажем, Натальи Медведевой.

К сожалению, продолжалось это недолго. Через год Сергея не стало. Проект, о котором он говорил, так и не осуществился.

Но возвращаясь к машинописным страничкам: я хорошо помню сам разговор, но почему-то не помню, чтобы это было именно интервью. Возможно, Таня, будучи с младых ногтей профессиональным журналистом, просто записала разговор. Эти листки — лишь короткая выжимка из него, которую, как я теперь могу лишь предположить, она попыталась где-то опубликовать. Наверное, это не удалось, и понятно почему — как с профессионально-редакторской точки зрения, так и с учетом тематики, в любых смыслах далекой от мейнстримовой. Но в наши дни, когда каждое свидетельство о Капитане ценно и важно, эти три машинописные странички похожи на несколько старинных монет из того самого пиратского золота.

* * *

— Мы слышали, вы недавно вернулись из-за границы?

— Да, я был в Германии по приглашению Берлинской академии искусств. 29 сентября я буду делать работу с авангардным композитором Фридером Буцманом, посвященную Шостаковичу.

— Когда вы бываете в Москве, какие места у вас самые любимые?

— Квартира Сергея Соловьева.

— А из «казенных домов», ночные клубы?

— Никакие. Я совсем не знаю московской ночной жизни. Конечно, друзья водят меня в какие-то клубы, названий которых я даже не запоминаю. Ваша клубная жизнь немного не для меня.

— Все хорошо помнят вашу знаменитую байку о человеке-грибе, которым был Ленин. Сейчас в Москве вышла книга «грибного» идеолога Теренса Маккенны «Пища богов». Что вы думаете о его теории?

— Прежде всего, все, что я говорю, — чистая правда. Про человека-гриба — это не байка. Все проекты, которыми я занимаюсь, в какой бы форме они ни выражались, — плод долгих размышлений. Вы не представляете, насколько все реально.

С теориями Маккенны я знаком очень приблизительно, но я много лет интересуюсь культурами, связанными с перемещениями сознания в иные области. Уже от Кастанеды вели какие-то линии, которые я старался прослеживать. А насчет грибов — есть куда более интересные вещи.

— А что сейчас особенно актуально для вас?

— Я сейчас много встречаюсь с Александром Дугиным и Эдуардом Лимоновым. Мы готовим объединение левых и правых радикалов в единый блок, занимаемся комплектованием разных составляющих в единую систему. Скоро я лечу в Японию, где помимо тура и записи альбома буду встречаться с тамошними радикалами — «Новыми японскими социалистами» и «Новыми самураями».

А недавно я был в Лондоне, где встречался с Дэвидом Тибетом (Current 93) и последователями Алистера Кроули Дугласом Пирсом (Death in June) и Джоном Бэлансом (Coil). Это единая компания, которая меня крайне интересует. Я договорился, что они посетят Россию. Для этого, правда, нужно много денег, чтобы принять шесть человек, обеспечить проживание, студийную работу. Кто приедет, точно не определено. Но точно будут Тибет и Стив Стэплтон (Nurse with Wound), могут быть Бэланс и Слизи (Кристоферсон).

— Вы планируете совместную работу?

— Да, я хочу, чтобы они почувствовали себя в Питере как дома, гуляли по городу, работали в студии. А что получится в результате, я не совсем точно представляю.

— Ходят слухи, что вы раздумываете над написанием оккультной истории Петербурга.

— В 1703 году в Праге один каббалист работал над проектом создания города-голема, города — каменного истукана, лишенного души. Известно, что он этот проект завершил. 1703-й — год основания Петербурга. Это совершенно невероятное место. В 1242 году Тевтонский орден шел «свиным клином» против армии Александра Невского, и каждые 700 лет, если верить немецким оккультистам, происходит удар Льда об Огонь. Спустя 700 лет начинается блокада Ленинграда. Причем немецкая армия шла тоже клином. То есть все это просто невероятно совпадает...

— Каково ваше самое яркое мистическое переживание за последнее время?

— Общение с Алистером Кроули (умер в 1947 году. — Прим. авт.), со всем тем, что витает вокруг него. Очень мощная энергия идет оттуда. Хотя слово «энергия» мне, конечно, не нравится.

Комментарии

Новое в разделе «Современная музыка»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте