Наместник Польши, «любезный отец-командир» царя

Царская Россия одарила Ивана Паскевича всеми возможными наградами. СССР отказался даже от памятника ему

текст: Анатолий Нарежный
Detailed_pictureПамятник И.Ф. Паскевичу в Варшаве© Theatre database

COLTA.RU совместно с Российским научным фондом продолжает проект «Острова империи: люди и события».

Новый очерк посвящен западному «острову» огромной империи — Царству Польскому. Как и на Кавказе, там интересы, а заодно и силу российского царя представлял наместник. О выдающемся наместнике Польши Иване Паскевиче рассказывает Анатолий Нарежный — доктор исторических наук, профессор, участник проекта РНФ «Национальные окраины в политике Российской империи и русской общественной мысли».

«Сердечное чувство благодарности»

Светлейший князь Варшавский, граф Эриванский, генерал-фельдмаршал, генерал-адъютант участвовал практически во всех важных эпизодах военной и государственной жизни России. Заслуги Ивана Федоровича Паскевича отмечены всеми существовавшими в то время наградами и отличиями. Он — единственный в истории полный кавалер одновременно орденов Святого Георгия и Святого Владимира. Высочайшим повелением Паскевич был удостоен права на воинские почести, определенные только императору. И в материальном плане он не был обделен — получил самую большую в истории Российской империи единовременную денежную награду в один миллион рублей ассигнациями.

Материальное поощрение верного подданного дополнялось нематериальным. Николай I писал Паскевичу в октябре 1831 года: «Наружные знаки милостей — для людей; но то сердечное чувство благодарности, которое в моем сердце, оно для твоей души, которая меня понимает, — стало, ежели ты веришь моей благодарности, моей искренней любви, дружбе и доверенности — то я доволен». Вполне понятно замечание генерала Щербатова, автора семитомного издания о жизни и деятельности Паскевича, о том, что вскоре после воцарения Николая I «князь Варшавский, по значению своему в государстве, в среде русских подданных не имел себе равного».

Селф-мейд-мен

Положение, которого достиг этот человек, представляется тем более удивительным, что по своему происхождению он не принадлежал к потомственной знати. Родился Иван Паскевич 8 мая 1782 года в Полтаве. Его предком называют православного дворянина Федора Чалого (Цалого), служившего в малороссийском войске в чине «полкового товарища». Фамилия его со временем трансформировалась в Паскевича (от «Пасько Чалый»). Эти сведения из родословной отвергают версию, что будущий наместник принадлежал к польско-литовскому роду Пашкевичей, хотя и не исключают, что он был наследным дворянином польской короны.

Образование будущего генерала было вполне обычным для сверстников его круга, то есть домашним. Впрочем, оно подготовило мальчика к обучению в Пажеском корпусе в Петербурге, куда дед привез его в десятилетнем возрасте. И здесь образование было поставлено плохо, поэтому будущие успехи Паскевича обычно связывают с деятельностью известного ученого и педагога Ивана Ивановича Мартынова. Карьерная судьба была к юноше благосклонна. В 1800 году он был назначен лейб-пажом к императору Павлу, в октябре того же года произведен в поручики гвардии с назначением флигель-адъютантом государя. Со сменой императора началась армейская служба на западной границе, далее — участие в войне с Турцией, производство в чин генерала. Отечественную войну 1812 года молодой Паскевич встретил начальником 26-й пехотной дивизии.

В Париже в 1814 году он сближается с Николаем Павловичем, тогда еще великим князем. Возможно, по его рекомендации после войны Паскевич был назначен руководителем путешествия великого князя Михаила Павловича вначале по стране, а затем и за границу. В начале апреля 1818 года они были в Варшаве. К этому времени относятся первые из известных оценок Паскевичем ситуации в Польше. По его мнению, речь Александра I в польском сейме «оскорбила русское самолюбие», а поляки «возмечтали о себе более, чем благоразумие сего позволяло, и высокомерие свое постоянно выбалтывали». Свой взгляд на положение дел в регионе генералу довелось проверить позже, в 1831 году, когда его направили подавлять Польское восстание. Справившись с заданием, Паскевич задержался в Польше на долгие годы.

Франц Крюгер. Портрет Ивана Федоровича Паскевича. 1834© Государственный Эрмитаж
Наместник Царства Польского

После подавления восстания генерал предпринял попытки «русификации» Польши. Среди них — введение в правительственных учреждениях русского языка наравне с польским, намерение устроить «полицейскую и уголовную судную часть совершенно на русских основаниях и положениях». Конфискованные земли участников восстания Паскевич предлагал раздать русским, чтобы они не могли продать оные «иначе, как русским же, исповедующим греко-российскую веру». Саму Польшу генерал предполагал разделить на губернии во главе с военными губернаторами и возвратить униатов в православие.

14 февраля 1832 года государь подписал Уставную грамоту Царства Польского, которая закрепляла личные права и свободы граждан, подтверждала свободу вероисповедания. Вторым ее отделом устанавливались высшие правительственные учреждения во главе с наместником царства. Все законодательные дела, подлежавшие согласованию с законодательством империи, а также годовые сметы финансов должны были направляться в Государственный совет империи, где учреждался департамент дел Царства Польского. В Уставной грамоте закреплялось положение, что все дела ведутся на польском языке, исключая дела канцелярии наместника. 13 марта при торжественном объявлении Уставной грамоты случился казус: Паскевич представил себя наместником Царства Польского, хотя царский указ еще не был подписан. Позже фельдмаршал объяснил ситуацию тем, что знал позицию Николая I, а потому пошел на этот шаг. Государь на это заметил, что он «очень хорошо сделал».

Образование, православие, законность

С этого момента наместник демонстрирует высокую активность по всем направлениям. Успешно проведен набор в армию, закладываются новые цитадели, строятся дороги. В Варшаве обустраивают разоренные штурмом кварталы, крестьянам раздают зерно для посевов и скот для земледельческих работ. Особое внимание фельдмаршал уделял системе образования. Для получения высшего образования молодежь решено посылать в русские университеты. Гимназий предполагалось учредить девять (две в Варшаве и по одной в каждом из семи воеводств). Сохранялась поддержка обводовых (уездных) училищ, которых осталось двадцать. Разрешалось создавать и новые, но там, где две трети ежегодных расходов были из местных средств. Система образования дополнялась системой воспитания, при которой «наказание следовало немедленно за поступком, а потому право наказывать предоставлялось всем учителям и всем воспитателям заведения».

В марте 1839 года Паскевич, находясь в Петербурге, окончательно договорился с министром народного просвещения Сергеем Семеновичем Уваровым о направлениях реформы польских учебных заведений. Сердцевиной реформы было образование Варшавского учебного округа, входящего в ведомство Уварова. Это было первое слияние отделов управления царства с имперскими учреждениями. Главенство министра проявлялось в единстве учебных программ, установлении единой системы надзора и дисциплины, пополнении состава преподавателей из казеннокоштных студентов университета и пединститута.

Особое внимание Паскевич уделял изучению русского языка. Его учили все, включая чиновников на государственной службе. В 1844 году у Николая I даже возникла мысль «о замене польской азбуки русскою». Для изучения вопроса, по предложению Паскевича, был образован особый комитет из ученых знатоков славянских языков. Год спустя он признал идею нецелесообразной, поскольку пришлось бы изобретать новые знаки и заимствовать буквы из других алфавитов.

Наместник стремился всячески поддерживать в крае православие. Весной 1836 года он провел закон о смешанных браках. Венчаться теперь нужно было по православному обряду, дети крестились и воспитывались как православные. Да и расторгать смешанные браки можно было лишь «по узаконениям Империи». В том же году предпринята попытка «водворить русский православный элемент в среду католического крестьянского населения». В окрестностях Новогеоргиевской крепости (польское название Модлин) устроили колонию и поселили там государственных крестьян из смежных русских губерний. Девяносто пять семей из Псковской губернии получили готовые обустроенные дворы. Для их постройки по типу русских изб из России выписали двадцать плотников, земледельческие орудия, домашнюю посуду и продовольствие до первого урожая. Поселенцы и их дети освобождались от рекрутской повинности и всяких податей в течение шести лет. Получилось хорошо, однако затем выяснилось, что в результате не поляки обрусели, а русские ополячились.

В 1840 году взялись и за судебную систему царства. В августе, во время визита в Польшу, Николай I обсуждал с наместником учреждение в Варшаве взамен высшего суда двух департаментов Сената: гражданского и уголовного. Это являлось явным нарушением Уставной грамоты, закрепившей принцип, что судебные и административные институты в царстве учреждались на автономных началах. Тем не менее реформа состоялась и привела к концентрации судебной власти в руках наместника. По сути, Паскевича в Польше контролировал только Николай I.

«Язва империи»

От всех этих мер спокойнее в крае не становилось. Паскевич приходит к горькому выводу, что между Неманом, Вислою и Одером существует «гнездо всех беспокойств для России; язва империи». Причинами наместник видел влияние других держав, направление умов в Европе, эмиграцию, легкомыслие и беспокойное воображение поляков, семейное влияние старых хвастливых авантюристов и даже упрекал польских женщин. К 1846 году фельдмаршал утверждается в мысли: ситуацию в крае можно удержать лишь усилением репрессивных мер. Противникам власти он предлагает «отплатить за страх — страхом» и продержать их в этом состоянии «не год, не два, но три, четыре». Лишь после этого, рассчитывал он, «дворяне, шляхта и другие, терпя всегдашнюю опасность, смирятся».

Лучшим Паскевич всегда считал вариант «присоединить Царство к Империи и устроить общее русское правление». Но по статьям Органического статута, принятого после подавления восстания, Польша сохраняла атрибуты государственной автономии. Изменить эту ситуацию могло лишь время. Паскевич называл Царство Польское «первой линией, передовым постом России как в военном, так и в политическом и даже торговом смысле». А пограничье в империи Романовых всегда было на особом счету.

Памятник-изгой

«Любезный отец-командир» пережил императора Николая I всего на год и умер 20 января 1856 года в Варшаве. А в 1870 году здесь в присутствии Александра II был торжественно открыт памятник наместнику Польши. Во время Первой мировой войны поляки его демонтировали, а в 1922 году предложили России обменять на памятник генералу Юзефу Понятовскому, который долгие годы стоял перед дворцом Паскевича в Гомеле. Однако обновленной революцией Родине Паскевич оказался не нужен.

Комментарии

Новое в разделе «Colta Specials»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте